Роман Березовский: нашу сборную можно сравнить с "Барселоной" - 12 Июня 2011 - Армянский Футбол
Меню сайта
Категории новостей
ЧМ 2014
Команда И О
1 Армения 0 0
2 Болгария 0 0
3 Чехия 0 0
4 Дания 0 0
5 Италия 0 0
6 Мальта 0 0
Галерея
Поиск по сайту
Прямой эфир
500
Кто онлайн
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Социальщина
О сайте

Добро пожаловать на Armenia Football!

Как вы уже поняли,специфика нашего сайта - новости Армянского футбола.Благодаря нашему персоналу вы можете узнавать все новости Армянского футбола, смотреть видео обзоры матчей.Возможно вы удивляетесь откуда ваши друзья, знакомые вкурсе всех футбольных событий, так знайте, эти люди каждый день заходят на наш сайт и читают, смотрят новости футбола.Так что не уступайте другим, будьте с нами, будьте в мире футбола!

Последние новости
Главная » 2011 » Июнь » 12 » Роман Березовский: нашу сборную можно сравнить с "Барселоной"
18:16
Роман Березовский: нашу сборную можно сравнить с "Барселоной"
Когда-то он был любимцем петербургских болельщиков. Молодым парнем Роман, приехав из Армении, почти сразу же завоевал место в основе «Зенита». В 97-м экс-партнер по клубу Сергей Дмитриев обвинил его в сдаче матча московскому «Спартаку». Из Березовского на время сделали изгоя и чуть было не завели уголовное дело

Однако он прошел через все трудности, чтобы в 99-м выиграть с командой первый в истории Кубок России. Однако на следующий год его карьера в Петербурге закончилась, и он уступил место в воротах Вячеславу Малафееву. После игры сборных России и Армении в Северной столице мы вспоминали с Романом, каково это было — играть в самом футбольном городе нашей страны, быть любимцем болельщиков, а потом всего этого лишиться.

— Рома, первые вопросы о прошедшем матче. После игры вы были очень недовольны судейством. Почему?

— Оно действительно было плохого качества. Судья очень много свистел без повода. Давно я не видел, чтобы на международном уровне так плохо судили. И тут суть даже не в спорных моментах: залетел ли мяч в наши ворота в эпизоде с первым голом Павлюченко, был ли пенальти, правильно ли отменили наш гол. Суть в том, что судья не давал бороться. Плюс еще трава на «Петровском» слишком густая, да ее еще перед матчем не полили. Скорости из-за этого оставляли желать лучшего.

— Судя по всему, вас и сборная России не впечатлила?

— Не впечатлила, хоть нам и забили три гола. Мне показалось, что россияне очень неслаженно действовали. А нам просто не хватило опыта.

— Вы признались мне перед матчем, что так до конца и не залечили травму…


— Да, у меня были проблемы со спиной, за 10 дней я провел от силы 2–3 тренировки. Наверно, поэтому и сыграл не лучший свой матч. Плюс Саркис Овсепян перед игрой отравился и почти весь день ничего не ел. Он вообще мог не выйти на игру, и мне кажется, ему надо было попросить замену в перерыве, потому что во втором тайме вся угроза нашим воротам шла именно с его фланга.

— Давайте не будем больше о грустном. Расскажите лучше, что почувствовали, когда приехали в составе сборной Армении в Петербург?

— Мы с Саркисом приехали фактически в родной город, поэтому до игры настроение было самое позитивное. Я был просто счастлив. Пожалуй, это была моя последняя возможность сыграть на таком уровне перед болельщиками на «Петровском».

— Неужели собрались заканчивать международную карьеру?

— Я реально смотрю на вещи, все-таки возраст поджимает. Плюс тот факт, что я выступаю в Первом дивизионе.

— Вас кто-то лично поддерживал на трибунах?

— Лично меня... (Задумывается.) Нам с Саркисом выделили мизерную квоту билетов, потому что ажиотаж в городе был очень серьезный. Я отдал их близкому другу Дмитрию Гаевому, чтобы он пришел на матч вместе с семьей. Он в далеком 94-м году выступал за «Зенит».

— А с кем-то из сборной России поддерживаете отношения?


— Нет. Зенитовцы, которые играют в российской сборной, все-таки пришли в питерскую команду уже после того, как я из нее ушел. Аршавин только начинал в 2000 году, Кержаков появился еще позже. Это Саркис поиграл подольше, чем я.

— По прошествии лет не жалеете, что ушли из «Зенита»? Ведь могли бы поиграть еще несколько лет.


— Это точно. Но последний год в Петербурге у меня пошел кувырком. Связался с агентом-проходимцем. Он заморочил мне голову, и, конечно, не очень удачно я ушел из команды. Все помнят ту историю, и говорить о ней через столько лет вообще нет желания. Я вот недавно думал о годах, проведенных в «Зените», размышлял. Понял, что осталось чувство сожаления, в чем-то я, конечно, неправильно поступил. Но так сложилось... Что теперь бередить душу?!

— На ваше место сразу же пришел Вячеслав Малафеев и стал новым кумиром петербургских болельщиков?

— Ну да. Слава — молодец, тут же смог завоевать место в составе и уже никому его не отдает.

— Завидуете? 

— Нет, конечно! А зачем? Вы знаете, когда играешь в «Зените» и в таком городе, как Петербург, внимание к тебе действительно огромное. И в какой-то момент начинаешь от этого уставать. Футболистов в Северной столице обожают, такое было всегда. И чувство, что ты действительно любим болельщиками, притупляется, а иногда и становится не совсем приятным. Но мне всегда нравилось, что меня узнают на улицах Петербурга.

— В Химках, где вы сейчас играете, вас узнают меньше?

— Узнают тоже, но аудитория в этом городе, понятное дело, существенно меньше.

— По прошествии времени можете сказать, что довольны своей карьерой?

— У меня нет титулов, я практически ничего не выиграл. А для любого футболиста это очень важно. С этой стороны, конечно, удовлетворения нет. Но зато везде, где бы я ни играл, всегда становился любимцем болельщиков и основным вратарем. Жизнь постоянно предоставляла возможность что-то и кому-то доказать.

— Как вам удавалось всегда и везде влюблять в себя болельщиков?

— Свою роль сыграли пенальти. Я умею их брать, а это в нашем деле считается геройским поступком.

— Какой период в карьере считаете лучшим?

— С 96-го по 99-й год включительно в Питере, когда Кубок взяли. С 2002 по 2004 год в «Динамо». Ну и когда вышел в Премьер-лигу с «Химками».

— В Питере у вас что-то осталось?

— Жилье здесь есть. Но я лет 10 в этой квартире не был. Сначала в ней долгое время жили родственники, а теперь она сдается.

— А нет желания построить что-то для себя, собственный уголок, куда в любой момент можно вернуться?


— Желание, конечно, есть, но надо его соизмерять и с возможностями. Я не особо много заработал в течение карьеры, чтобы себе такое позволить. Да и родственники рассосались чуть ли не по всему миру, неизвестно, где окажусь после окончания футбольной карьеры.

— Каково вам выходить на поле в составе сборной Армении, когда остальные десять человек носят фамилии, заканчивающиеся на «-ян»?

— Вы знаете, основная ведь проблема языковая. Тем, кто не знает языка, действительно в Армении непросто приходится. А я с 5 лет говорю на армянском в совершенстве. Родился и вырос в Армении, ходил в армянский детский сад, а не в русский, потому что в русском был сумасшедший «блат» и попасть туда было невозможно. Я вырос как обычный дворовый армянский мальчишка. И считаюсь в Армении «своим».

— В вашей сборной сменилось уже не одно поколение, а вы по-прежнему в составе. Не тяжело находить общий язык с молодыми?

— Менталитет наших игроков такой, что они всегда с огромным уважением относятся к старшим. Немного сложнее в плане общения, потому что у молодежи все-таки другие уже интересы, и общаюсь в сборной я в основном с Саркисом.

— Президент вашей федерации говорил, что в сборной Армении есть игроки не хуже Аршавина. Например, Мхитарян из «Шахтера» и Березовский.

— Себя из этого списка вычеркну. А Генриха точно можно сравнить с Аршавиным. Хотя играют они на немного разных позициях, и в некоторых вопросах Аршавин сильнее. Зато Генрих более полезный для команды игрок.

— За счет чего армянской команде удалось достичь такого прогресса?

— Может быть, это будет громко сказано, но нашу команду можно сравнить с «Барселоной». По пониманию футбола, по тому, что большинство игроков с детства играют вместе и настроены на комбинационный красивый стиль игры.

— Не жалеете, что уже только под конец вашей карьеры в сборной подобрался такой сильный состав?

— Ну как я могу жалеть?! Что я, виноват, что меня мама так родила? Ей исполнилось уже 39 лет, когда я появился на свет, не ждать же ей было еще лет десять смеется).

— Сколько вообще лет спортивной жизни себе отмерили?

— От здоровья зависит и от того, насколько буду нужен командам.

— О Премьер-лиге еще мечтаете?

— В 37 лет тяжело о ней мечтать. И ситуация в «Химках» складывается таким образом, что о выходе в элиту нам думать рано.

— Думали, где после карьеры будете жить?

 — У меня три родных города: Ереван, Москва и Питер. Но жить, наверно, буду в двух из них — Москве или Питере. А вообще все зависит от того, где предложат работу. Конечно, останусь в футболе. Надеюсь, что пригожусь какой-нибудь команде.
Категория: Интервью | Просмотров: 148 | Добавил: Levon | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]